Поведенческие изменения: чему можно научиться у преступников

Нежелание отказываться от привычного поведения присуще всем людям. И руководители здесь не исключение. Вот что пишет Ник Кинли (Nik Kinley), специалист в области поведенческих изменений, один из топ-менеджеров YSC, консалтинговой компании, специализирующейся на вопросах психологии бизнеса.

«В свое время я работал в тюрьмах, пытаясь изменить поведение закоренелых преступников, а сейчас, через 15 лет — все еще остаюсь в этой сфере. Единственным отличием является то, что теперь моим подопечными является не рецидивисты, а управленцы. Однако, как оказалось, изменять поведение последних отнюдь не легче…»

Даже самые оптимистичные оценки укоренения поведенческих моделей, осваиваются на тренингах, в повседневной деятельности не выходят за пределы 34%. Только 19% HR-ов считают, что коучинг дает желаемые результаты.

Почему же это так? А потому, что независимо от того, кто вы — преступник рецидивист или опытный управленец — изменять поведение всегда трудно. Когда исследователи начали изучать, в чем заключается разница между двумя типами бывших заключенных (кто вернулся к преступной деятельности и кто нет), они выделили два основных фактора.

• Во-первых, в определенной степени удержаться на правильном пути помогают специальные занятия или работа с психологом.
• Во-вторых, критически важное значение имеет среда, к которой человек возвращается, отбыв срок лишения свободы. Можно иметь наилучшие намерения и пройти замечательные реабилитационные программы — но если нет поддержки близких, если вокруг все те же друзья, не слишком ладят с законом — то трудно не скатиться к старым привычкам.

Исследования, проводимые в области организационного обучения, последовательно указывают на то же самое. Среда, в которой живет и работает индивид, должна поддерживать желаемые поведенческие изменения; иначе не стоит надеяться, что удастся достичь их необратимости. Итак, контекстные факторы любой учебной или коучинговой инициативы (иначе говоря то, что происходит за пределами помещения, где проводятся занятия) важнее, чем качество самой программы.

Впрочем, большинство компаний игнорируют контекст, который, как считают большинство исследователей, является важнейшим фактором обеспечения устойчивости изменений. Почему? Это можно объяснить двумя основными причинами.

• Во-первых, хотя исследователи выделяют большое количество контекстуальных факторов, которые могут ускорить привитие новых поведенческих моделей, пока не существует какой-то обобщающей модели, которая могла бы их отразить. Поэтому крайне сложно донести до лидеров, что именно означает понятие «контекст».
• Во-вторых, нет понимания — как фирмы могут его практически улучшить. Главный вызов состоит в том, что основной составляющей любого рабочей среды фигура менеджера.

Поэтому любое решение по совершенствованию контекста должна быть достаточно простым для того, чтобы управленцы низших и средних звеньев могли бы реализовывать его в рамках своей повседневной деятельности, не уделяя этому слишком много времени. Если брать в общем, то речь идет, в частности, о таких факторах, как мотивация, профессиональный и личностный развитие работников, предоставление им поддержки в сложных ситуациях, а также об инструментах, которые бы позволили менеджерам системно воплощать это на практике.

Но при этом следует помнить: любые методы и подходы генерируют ценность, только если они реально работают. И чтобы люди смогли раскрыть свой потенциал и максимально использовали для этого возможности, которые им предоставляются, организации должны осознать значимость контекста как базового компонента производительности учебных инициатив.

Поведенческие изменения: чему можно научиться у преступников: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)